Yet Another SBURB|SGRUB RPG

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Yet Another SBURB|SGRUB RPG » Завершённые эпизоды и конкурсы » Aus dem Regen in die Traufe


Aus dem Regen in die Traufe

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники
gypsyTambourine
tetheredChromaggia

Время и место
AU. Хуманстак, наш мир. 1941 год, зима. Германия, Мюнхен.

Краткая суть
Ромове – цыган, который улизнул от немецких солдат и теперь пытается не привлекать к себе много внимания. Ему нужна еда, однако её не так просто достать, и он находит дом на тихой окраине Мюнхена и планирует ночью осторожно туда вломиться и украсть у зажиточной немецкой семьи немного продуктов. Кто ж знал, что мальчик Эрон в эту ночь долго не мог уснуть?

Очередь.
gypsyTambourine
tetheredChromaggia

Отредактировано gypsyTambourine (2014-03-17 22:49:54)

+1

2

За свои 19 лет Ромове успел напутешествоваться и повидать мир, но зима впервые была для него такой ненастной. Нет, не то, чтобы было очень холодно; наоборот, частенько выдавались такие деньки, когда можно было бегать, настежь распахнув куртку, и не замерзнуть нисколечко. Проблема была в другом.
Просто было совсем нечего есть.
В зимний период почти невозможно было найти еду самостоятельно, и оставалось только воровать. Это парень умел, да только вот воровать было нечего. Магазины закрывались, и многие немецкие более-менее обеспеченные семьи голодали, чего уж говорить про цыгана, который преимущественно спал где-то в подвале или в других более теплых местах, куда удавалось залезть со своими братанами-цыганами.
От голодовки Рома даже был бы готов пойти работать, но рабочих мест не хватало, да и кто б взял цыгана, у которого и документов-то нет. К тому же, он не рисковал бы засветиться перед немецкими солдатами, частенько проезжающими по городу и иногда проверяющими некоторые улицы и заведения.
А однажды такие солдаты привезли с собой пакеты с едой, а парень по счастливой случайности ошивался рядом. Он жадно наблюдал за тем, как немцы в форме заносят в какой-то приличный двухэтажный дом пакеты, набитые доверху колбасами, сырами, овощами, фруктами и всяческими  прочими продуктами. И у него появилось нестерпимое желание прямо той же ночью забраться в этот особняк и набрать полный мешок еды. Но нужно было выждать, последить, обдумать, нельзя было действовать спонтанно, к тому же, сейчас было не слишком  легкое время для всего мира. Тк что эта ночь обещала быть бессонной и опять голодной: Ромове сидел на дереве неподалеку от дома, надежно спрятанный темнотой и голыми частыми ветками, и наблюдал.
Он смог понять, что в таком достаточно большом доме живёт не так уж много людей, может, одна маленькая семья. Ближе к ночи горели лампы всего в нескольких комнатах, значит, по тёмному дому никто не ходил, а прислуга вряд ли сидела бы с хозяевами – значит, никакой прислуги нет. Собачьего лая цыган не слышал, и к вечеру к дому никто не подходил и не подъезжал – значит, и никакой охраны. Еще когда было светло, он высмотрел дверь на заднем дворе, которая, вероятно, была его пропуском в мир, сужавшийся до площади одной кладовой, набитой продуктами.
Брюнет сидел, опираясь спиной о ствол дерева, и смотрел на звезды. Как ему показалось, последний огонёк в окнах погас около получаса назад, и сейчас вокруг была лишь холодная ночная пустота. Было относительно тихо, одни лишь шорохи и редкое урчание собственного живота. Он заставлял себя не думать о еде, но мысли так или иначе возвращались к тому, что может ожидать его в такой желанной кладовке в этом доме. Это убивало.
Луна была высоко над ним, когда он перелез через забор и подкрался к двери на заднем дворе. Ловкость рук и никакого мошенничества – он сделал то, что умел делать, кажется, с раннего детства, и дверь плавно открылась. Он постоял в темной комнате, прислушиваясь к тишине спящего дома, подождал, пока глаза более-менее привыкнут к темноте, а потом достал сожженную более, чем наполовину, свечу и поджег её с третьего раза, тихо матернувшись.
Очень легко было найти кладовую – дверца была неприкрыта, и он тут же кинул взгляд на еду, от которой ломились полки; подбежал, схватил палку колбасы, разгрыз зубами упаковку и стал жадно поедать, откусывая кусок за куском от колбасы. Достаточно насытившись, он отложил её в сторону, разложил на полу свою куртку и стал сбрасывать туда продукты, стараясь производить минимум шума. Изредка Рома откусывал колбасу, и вот, набрав целую гору еды, он задумался, поставив руку в бок и жуя: а что, если ему еще что-нибудь эдакое своровать? Голова-то вскружилась от такого легкого взлома и кражи. Ничего не случится, если он возьмет еще что-нибудь, что-то, что можно будет перепродать. Или, как минимум, использовать в «семье».
Оставив куртку с продуктами, Ромове поправил прическу, взял свечку и медленно и тихо выскользнул из кухни.

+1

3

Сегодняшняя ночь выдалась бессонной для Эрона. Отгородившись от мира толстыми бархатными занавесками, он сидел в кровати с зачитанным экземпляром "Фауста" и не спеша листал страницы. Вот на одной из них пожелтевшее пятно, где-то вырван уголок. Он мог сидеть над каждой книжкой часами, просто размышляя, где они могли побывать то того, как попали на полки его шкафа.

Тусклого огонька свечи едва ли хватало, чтобы разглядеть полустёртые буквы. Эрон с досадой отметил, что в такой обстановке никаких следов прежних обладателей этой восхитительной книги он не найдёт, поэтому вскоре «Фауст: первая трагедия» оказалась рядом  с остальными книгами.

Эрону остро не хватало каких-то свежих впечатлений. В школе объявили карантин, поэтому парень целый день проводил в четырёх стенах. Честно говоря, дома не было так уж и скучно.  К ним с дядей изредка захаживали гости, читали стихи, показывали эскизы (один особенный энтузиаст принёс авторский портрет Фюрера; теперь он висел у главной лестницы).

Но самое главное, что сегодня некий доброжелатель привёз в подарок хорошую такую стопку книг, которая так и жаждала, чтоб чьи-нибудь крепкие руки её разворотили...Вот сейчас как возьму, как зачитаю что-нибудь! Поднеся свечу к заставленным полкам своего шкафа, ему в глаза сразу бросились несколько  толстенных корешков:

FAUST. DER TRAGÖDIE ZWEITER TEIL
GRAY’S ANATOMY
DAS GESPENST VON CANTERVILLE

Странно. Похоже, он забыл перенести новые книги наверх. Значит, они остались лежать в столовой...

Обычно дядя Кеннет крепко спал. Эрону не раз удавалось незаметно прокрасться мимо его спальни за стаканом воды, но теперь-то речь шла о целой охапке книг. Носить их по одной? Да ну, глупости. Он что, не в силах донести до своей комнаты стопку бумажек? Ерунда какая.

Элмерс собрался с духом, потушил свечу и отодвинул от двери стул, которым подпирал ручку. За пределами его комнаты было не так темно. Полная луна глядела в широкие окна особняка.

Эрон быстро прошмыгнул до конца коридора. Лестница представляла серьёзную опасность, так как каждый раз скрипела, но в абсолютно неожиданных местах. Невозможно предугадать, какая из этих ступеней окажется той самой, скрипучей. Юноша осторожно поставил ногу на первую ступеньку, и та тут же предательски заскрипела. Из комнаты дядюшки послышалось сонное бормотание.

Нет, так больше рисковать нельзя, решил Эрон и прокатился вниз по перилам. В конце парень с радостью отметил, что на этот раз не собрал пижамой ни одной занозы. Одобрительно кивнув Гитлеру на стене, он двинулся дальше – в гостиную.

В гостиной было спокойно и достаточно светло. А, главное, можно было не ограничивать себя: в  доме была отличная звукоизоляция (ну хоть чем-то гнилые доски пригодились). Брюнет в несколько широких шагов преодолел расстояние до двери в столовую.

И замер.

Над комодом с фамильными сервизами стояла какая-то  тощая фигура и преспокойно (ВОПИЮЩЕ!) складывала столовые приборы по карманам.

– Was zum Teufel! Dieb! In meinem Haus!

Вот это да! Настоящий живой ворюга! Небось, еврей какой-нибудь... На самом деле, Эрон уже давненько мечтал себя проявить. Вот сейчас схватит что-нибудь потяжелее, оглушит этого мерзавца, а потом и дядюшке можно доложиться. Может, о нём даже напишут пару слов в местной газете. Да, идеально.

Под руку попался старинный подсвечник. Помнится, его в этот дом принёс ещё дедушка, ныне покойный генерал.

Дедушка бы гордился тобой, Эрон.

перевод с немецкого:

Какого чёрта! Вор! В моём доме!

+1

4

Ромове попал в столовую.
Свечка догорала, и он решил её потушить, поставив на край обеденного стола и, привыкнув к лунному свету, льющемуся из больших окон, огляделся. Живут же люди. Наверное, один этот обеденный стул стоит дороже, чем все вон те дефицитные продукты из кладовой вместе взятые. От таких мыслей становилось даже противно, ведь он-то видел, как живут и страдают сейчас люди, а обитателям этого дома абсолютно плевать. Их это не касается. У них свой богатый мир, в котором всё как прежде радужно и беззаботно. Хотелось взять небольшой ножик, лежащий в кармане, и со злости раскромсать эти стулья, но он сюда не за тем пришел. Чтобы удовлетворить чувство мести обиженных и оскорбленных, например, можно просто взять побольше ценных вещей. Почему бы и да?
Он подошел к комоду, открыл верхние ящики, увидев блеснувшие в лунном свете столовые приборы. Глаз у него на такое был наметан, но он понюхал и попробовал на зуб, не секунды не сомневаясь, что это серебро. Ну а чем еще могут пользоваться за трапезой обитатели этого дома, как не серебряными приборами?! Парень закатил глаза и стал неторопливо совать вилки и ложки по карманам, которых, благо, было много – и на потертых штанах, и даже парочка на хлопковой, немного драной рубахе. Жизнь научила тому, что не всё унесешь в руках, да и много нужного можно в карманах с собой таскать. Ножи он решил не брать – хоть столовые ножи и выглядели неострыми, он боялся порвать и без того кое-где протертые карманы и со звоном рассыпать уже «упакованные» столовые приборы.
В его голове были умиротворенные и счастливые мысли, он уже предвкушал, как сладко будет спать, впервые за несколько недель наевшись до отвала (и не какой-то дряни, а самой вкусной мясной колбасы!), когда сзади кто-то что-то выкрикнул на немецком.
Он не успел не то, чтобы понять, что крикнули, а даже обернуться, но инстинкты приказали ему упасть на пол, и он резко присел, и сделал это как нельзя вовремя – буквально через миг там, где секунду назад была его голова, пролетел достаточно массивный медный подсвечник, с шумом ударившись о стену.
Ромове обернулся, в это время осторожно отползая и уже готовясь резко вскочить и рвануть отсюда туда, к прикрытой запасной двери, и… остановился.
Мальчик?!
Это ведь просто ребенок лет эдак 13. Перед ним просто ребенок. Бросить всё и убежать, испугавшись малыша? С одной стороны, глупо, можно ведь еще столько украсть, как минимум, забрать куртку с продуктами. С другой стороны, что делать с пацаном? Вырубить его – немного жестоко. Подружиться тоже не вариант – этот маленький пидор бросил ГРЕБАННЫЙ ПОДСВЕЧНИК, который мог бы и голову расшибить. Рассказать сказку о том, мол, «меня пригласили твои родители»? Ха, а это вполне по-цыгански.
В остальном доме было тихо, значит, родителей удар подсвечника не разбудил. Хорошо, тогда…
Ромове встал, отряхнувшись и поправив свою рубашку. Следовало произвести вид галантного молодого человека, а цыган это умел. Хотя руки приподнял, чтобы парниша не кинул еще чего ненароком.
– Hallo, mein junger Freund . Ich verstehe, dass du Angst hast , aber ich bin es auch. Ich dachte, dass anständige Jungs, die ihr Land und den Führer zu lieben, ist schon lange eingeschlafen. (1)
Надавить на то, чем бедных детишек прессуют в школе – на службу родине и Гитлеру. На ребенка должно обязательно произвести впечатление, если он и правда порядочный мальчик.
– Sie nahm mich an die Arbeit , denn jetzt Arbeitsplätze knapp sind, und Ihre Familie war so freundlich, mich für Sie arbeiten zu lassen. Ich bin so froh die Arbeit, ich kam erst in den späten Abend und bekam sofort zur Sache! Mir wurde befohlen waschen und wischen Besteck, aber ich habe ein Tablett oder etwas , wo ich sie setzen, nicht finden, also habe ich beschlossen in den Taschen festzulegen. (2)
Такое объяснение вполне могло сгодиться для маленького мальчика, и Ромове даже немного ухмылялся тому, как круто выкрутился. Ах да, точно, как же он позволил себе совать чужие чистые приборы в грязные штаны?
– Übrigens, diese Lumpen - meine Kleidung für die Arbeit, ein wenig schmutzig. (3)
А теперь отправить мальчика с лапшой на ушах спать.
– Sie warf mir einen Leuchter, und es war sehr hässlich, aber ich hoffe, wir können Freunde sein, Sigmund. Das ist dein Name, oder nicht? Dein Vater hat mir gesagt, und ich gestehe, ich vergaß... (4)
Да, Ромочка, ты чудесный.
Сейчас малой уходит, ты быстро собираешь свои вещи и спокойненько так, вразвалочку, валишь.
О да.

перевод с немецкого:

(1) – Здравствуй, мой юный друг. Я понимаю, что ты напуган, но и я тоже. Думал, что приличные мальчики, которые любят свою страну и Фюрера, уже давно спят.
(2) – Я был нанят у вас на работу, ведь сейчас рабочих мест не хватает, и твоя семья была так добра позволить мне работать у вас. Я так рад работе, что только пришел поздним вечером, и сразу взялся за дело! Мне приказали вымыть и вытереть столовые приборы, но я не нашел подноса или чего-нибудь, куда могу их выложить, поэтому решил совать по карманам.
(3) – Кстати, эти лохмотья - моя одежда для работы, немного грязная.
(4) – То, что ты кинул в меня подсвечник, было очень некрасиво, но, я надеюсь, мы подружимся, Зигмунд. Так ведь тебя зовут, или нет? Твой отец сказал мне, да я, признаюсь, запамятовал...

+1

5

Серьёзно? Какой-то парень в рваных лохмотьях в  три часа утра чистит сервиз в доме немецкого офицера? Серьёзно?

Да этот козёл не знает, с кем имеет дело.

Эрон постарался не совершать резкий движений и спокойно проанализировать обстановку. Финт с подсвечником повторить не удастся. «Горничный» имеет  явное преимущество с полными карманами колюще-режущих приборов, да и неизвестно, что у него  там ещё, раз уж он решил пробраться в дом.

Ну что ж, двое могут играть в эту игру.

Наверное, ему показалось, что  Эрон – просто  забитый испуганный мальчишка;  швырнул в незнакомого самым тяжёлым предметом,  который смог поднять. Элмерс решил не портить это впечатление и, показательно протирая глазёнки, рассеянно  прошагал в сторону раковины.
– Vater hat nichts zu mir sagen, (1) –  Эрон пробормотал как можно более беззаботно, хотя его ладони уже давно вспотели, а руки дрожали, рыская в поисках чистого стакана.

Наконец такой нашёлся, но парень не мог не опозориться и хорошенько так уронил его пару раз, прежде чем наполнить водой из-под крана.
– Nun, weiter arbeiten. Vati nicht mag schmutzige Geschirr vom Frühstück. (2)

Завтракать (тут паренёк еле сдержался, чтоб не отпустить нелепый смешок). Да этими вилками никто не пользовался уже по меньшей мере лет двадцать, что, с другой стороны, только повышало их ценность для воров и чёрного рынка.

При одной мысли о слове «папа» у Эрона нервно передёргивало глаз, потому что никакого папы в этом доме не было и в помине (о чём парень, признаться, не особо жалел). Да, нужно сказать, что врал он просто отвратительно. Вплоть до заикания и дрожащей челюсти.  Хорошо, что сейчас никто не видел его идиотского выражения лица.

Эрон осторожно оглянулся через плечо и убедился, что грабитель преспокойно вернулся к своим делам, распихивая содержимое стеклянного шкафа по карманам. Прямо у него под носом! Вот негодяй! 

Элмерс схватил первое попавшееся полотенце, сложил несколько раз и кинулся на парня, крепко прижимая свёрнутую тряпку к его глотке. От него  неприлично  пасло сеном и кошками. А может, это  были и не кошки... Огромное колечко-серьга в ухе так и поблёскивало на свету. Ну отлично, он ещё и цыган.

– Raus hier, bis ich dich in den Ofen schob zusammen mit Ihrem unrein Lumpen! (3)

перевод с немецкого:

(1) Отец мне ничего не говорил.
(2) Хорошо, продолжайте работу. Папа не любит завтракать из грязной посуды.
(3) Убирайся отсюда, пока я не засунул тебя в печь вместе с твоими погаными тряпками!

+1

6

Кажется, на мальчика подействовало. Ромове хмыкнул и продолжал усмехаться тому, какой он всё-таки классный, ведь это было так, еще как так! Качественно запудрил мозги, а теперь спокойно уйдет, не убегая и не теряя по пути продукты. Мальчик же с растерянным видом пошел к раковине, выискивая стакан, что-то бормоча про то, что папа ему ничего не говорил.
Милый мальчик, наверное, папа забыл сказать, но ты ведь поверишь мне, такому бедному безработному и жаждущему работать красавцу, как я?
Паренёк торопливо и с волнением набрал воды в стакан с третьего раза, что вызвало у цыгана даже очень добрую улыбку – наверняка,этот «Зигфрид» (или Зигмунд, или как он там его назвал?) сонный и встал сходить водички попить, да не в то время, вот и пересекся волей случая с Ромове. Сейчас он пойдет спать, а брюнет спокойно уйдет, а мальчик утром может даже не вспомнить или решить поначалу, что это был лишь сон.
Ну или брюнет уйдет не сразу… Всё равно мальчик не представляет собой опасности, поэтому можно взять  серебряные приборы еще из тоооого стеклянного шкафчика, и тогда честно-честно Ромове уйдет! Он стал запихивать в уже наполненные в основном карманы ложки и вилки, продолжая улыбаться, всё еще своей удачливости и крутости и не забывая прислушиваться и изредка поглядывать на мальчика, который еще был здесь.
А потом всё произошло слишком резко.
Тугая ткань буквально врезалась в горло, больно надавливая, кроме того, мальчик всё же был пониже, и поэтому (наверняка не понимая, что помогает себе этим) тянул назад и вниз, а не просто назад, и у цыгана перед глазами пошли круги. Он захрипел, пытаясь быстро сообразить что-нибудь, понимая, что у него есть какие-нибудь секунды, пока он не потеряет сознание и всё, до чего додумался – это посильнее обхватить вилку, не «дошедшую» до кармана и в этот момент находящуюся в руке, и с силой воткнуть эту вилку в бедро нападающего.
Хватка ослабла, и Ромове собрался поглубже вздохнуть и уже начал жадно хватать воздух приоткрытым ртом, как вдруг кое-что заставило его вновь сорвать дыхание и зарычать от бессилия и невозможности крикнуть. Зубы мальчика впились ему в плечо, и весь мир сузился до того кусочка тела, в который входили молодые и сильные клыки (по ощущениям – ну уж слишком глубоко входили). Он упал на колени, пытаясь спастись от острой боли, и попробовал оттолкнуть парня, но не рассчитал и попал в темноту. Из карманов со звоном посыпались приборы, и брюнет,  жалобно заскулив, заехал кулаком куда-то за своё плечо.

0

7

Боль.

Боль и тошнотворно-приторный дымный вкус - вот два ощущения, которые обострились до предела в данный момент времени. Эрон боялся представить, где только побывала рваная рубаха этого цыгана, прежде чем он вонзил в неё зубы. Как же хорошо, что вилка в ноге не давала мыслям повернуть в ту сторону! Да, просто замечательно.

На самом деле всё было далеко не замечательно. Эрон был готов закричать так, как не кричал никогда, и просто тупо не останавливаться. Изнеженный домашний мальчик, который ни разу в жизни не получал серьёзных травм, с ужасом глядел на столовый прибор, торчащий из бедра, на сочащуюся кровь и на парня, которого продолжал вяло душить. И кусать. Ему явно не нравилось положение, в которое он попал.

Одна его часть (рациональная) продолжала твердить в мозг, чтобы он просто перестал выпендриваться перед самим собой и позвал бы дядюшку на помощь. Другая перебивала эти потоки логического мышления и убеждала, что нужно оставаться героем и мужественно принимать свою участь.

Будучи умным немецким мальчиком, Эрон поступил так, как просил второй голос.

Покрепче стиснув хватку на глотке цыгана, он принялся шипяще, но очень вкрадчиво шептать:

- Ja Konzentrationslager weinen für Sie, Missgeburt! Ich werde  für Sie dies machen, dass deine Brüder in Tabor  Ihre Knochen zu finden in verschiedenen Ecken der München  vor dem Ende seines Lebens... Sie sind traurig, dass Sie entschied mich für dieses Haus sein...

Эти слова придали ему немного сил, и Элмерс уже почувствовал, как приобретает преимущество, пока не получил тяжёлым кулаком по затылку. Сначала он по обыкновению не придал ушибу должного значения, но, когда у него перед глазами начало резко темнеть, Эрон понял, что переоценил свою мощь.

Под конец он успел лишь ухватиться ногтями за оголённый участок чужой шеи и оставить на ней прощальные царапины. Последнее, что он запомнил, - стремительно приближающийся кафельный под и отдалённые шаги на лестнице со скрипучими ступенями.

перевод с немецкого:

- Да по тебе концлагеря плачут, паскуда! Я с тобой такое сделаю, что твои братья по табару будут о конца своей жизни находить твои косточки по разным углам Мюнхена... Ты пожалеешь, что выбрал этот дом...

0

8

Зима в этом году задержалась. Кое-где еще лежал в грязных кучах снег, однако под лучами яркого весеннего солнца не чувствовалось совсем никакого холода. Дышалось свободно, а на душе было радостно; солнечные блики скакали по окнам домов, отражаясь и перескакивая на мостовую и на лица случайных прохожих. Лицо Ромове тоже сияло, однако виной тому была лучезарная улыбка, а не один лишь солнечный свет. Он гордо шел по мостовой в одной только рубахе: не то, чтобы ему было очень жарко (хотя он таки стремился показать людям, что он горячий парень), но это была чудесная рубаха, украденная в магазине совсем в другой части города. Ни единой дырочки или пятнышка: рубашка тоже сияла в лучах утреннего солнышка, только не от улыбки уже, а от своей чистоты и свежести. Цыган не мог не поблистать таким нарядом, кроме того, кажется, в такой рубахе он абсолютно не вызывал подозрений. Волосы были собраны в ухоженный хвост, спрятанный под рубашку, а на плече висела тряпичная сумка (тоже украденная, как вы угадали?). Он выглядел, как самый типичный житель Мюнхена, который пошел в этот солнечный субботний день на рынок, по крайней мере, так ему самому казалось. А на рынке он собирался что-нибудь украсть, надеясь на то, что сегодня, в преддверии Пасхи, на рынке будет много народу и не меньше продуктов и вещей, которые можно с легкостью «одолжить».

Ромове не ошибался насчет своего будущего. Прошло всего лишь каких-то полчаса, а он уже успел насобирать целую сумку еды – просто идешь по рынку, замечаешь, где продавец отвернулся, и хватаешь лежащие неровно колбаску или апельсин, а потом тут же теряешься в толпе. Ему удавалось оставаться незамеченным, и тряпичная сумка заметно потолстела. Кроме того, за этих полчаса он даже успел заработать – рассказал каким-то девушкам, что будет с этой войной да когда она кончится. Ему казалось, что война будет гораздо более страшной и долгой, но он не сказал это девушкам, а наобещал, что всё обойдется, и уже через год они и не вспомнят о том, что произошло; в конце концов, он их успокоил и получил пару монет.

С радостной улыбкой пробираясь сквозь толпу, цыган обтер яблоко о свою рубашку и,  довольно оценив блеск чистого яблока в лучах солнца, с хрустом впился зубами в сочный фрукт. Толпы было слишком много, и он маневрами обошел её, скользнул в небольшой проулочек между рыночными рядами и налетел на какого-то мальчика.

0


Вы здесь » Yet Another SBURB|SGRUB RPG » Завершённые эпизоды и конкурсы » Aus dem Regen in die Traufe


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC